Подписка на новости Russian Español English URSS.ru - Издательская группа URSS. Научная и учебная литература
Об издательстве Интернет-магазин Контакты Оптовикам и библиотекам Вакансии Пишите нам
КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ


 
Вернуться в: Каталог  
Обложка Луков В.В. Международный терроризм: Новые подходы российских ученых (об актуальных проблемах общественного противодействия терроризму). В помощь законодателям, студентам, военнослужащим и предпринимателям
Id: 60504
 

Международный терроризм: Новые подходы российских ученых (об актуальных проблемах общественного противодействия терроризму). В помощь законодателям, студентам, военнослужащим и предпринимателям

URSS. 2007. 328 с. Мягкая обложка. ISBN 978-5-382-00250-7. Букинист. Состояние: 4+. .
Обращаем Ваше внимание, что книги с пометкой "Предварительный заказ!" невозможно купить сразу. Если такие книги содержатся в Вашем заказе, их цена и стоимость доставки не учитываются в общей стоимости заказа. В течение 1-3 дней по электронной почте или СМС мы уточним наличие этих книг или отсутствие возможности их приобретения и сообщим окончательную стоимость заказа.

 Аннотация

Настоящая книга посвящена новым подходам российских ученых к предотвращению угроз международного терроризма. В ней отражен широкий спектр мнений сотен ученых. Для преодоления пестроты и разнообразия позиций ученых по проблематике асоциальной и террористической активности населения автор вводит такое понятие, как "третье измерение" терроризма, выделяет универсальные методы "математического контртерроризма". В частности, рассматривается Интернет-мониторинг и построение математических моделей снижения рисков для гражданского населения, а не только силового сектора и государственных учреждений. В целом предлагается концепция общественного противодействия международному терроризму.

Книга рассчитана на законодателей и широкий круг читателей для формирования системы общественной безопасности в целях повышения культуры контртерроризма.


 Содержание

Вступительное слово
Предисловие
  Актуальность и новизна
Введение. Общественное противодействие терроризму как форма развития гражданского общества
  Новая парадигма безопасности/ Модель "невозможного взаимодействия"
Глава I. Российские исследователи о тенденциях в развитии современного терроризма
  Социальный заказ на "новый контртерроризм"/Удовлетворение потребностей социума в расширенном толковании термина "терроризм"/Методология составления хронологии терактов
 1.1.Меняющаяся природа терроризма
  О многомерном характере терроризма в постиндустриальную эру
 1.2.Глобализация террористической активности в "серых зонах"
  Террор "офисов" в прошлом и настоящем/ Терроризм "улицы"/ Терроризм и партизанские движения/ Терроризм и СМИ
 1.3.Исторические и морально-этические представления о "серых зонах"
  Об изучении "серых зон"
Глава II. Постиндустриальные методы предотвращения терроризма
 2.1.Мониторинг и оценка замыслов террористов "до первого взрыва".
  Индикаторы угроз терроризма для общественного мониторинга/ Интернет для терроризма и контртерроризма/ Задачи "Черного" Интернета/ Интернет-2 на службе контртерроризма/ Математическая узда для насилия в Сети/ "Серый" Интернет.
 2.2.Профессионалы антитеррора и добровольцы Интернет-контртерроризма
  Описание системы сбора и анализа данных от населения/ Основные достоинства интерактивной системы/ Интернет-добровольцы контртерроризма/ Моделирование игр контртеррористического содержания/ Отказ от прежних индексов безопасности.
 2.3.Матрицы-клише противодействия терроризму
  Определение регионального стандартного показателя "Степень террористической угрозы" (СТУ) - первая модель/ Интегральный индекс признаков терроризма/ Кластерный анализ на основе матриц - вторая методика/ Возможные алгоритмы использования SVD/ Орграф СТУ - третья методика/ Поиск признаков кибертерроризма/ О приоритетности "математического контртерроризма" в общенародной агентурной разведке/ Господство неструктурированных данных.
Глава III. Изучение в России общественного противодействия терроризму
 3.1.О смене парадигмы контртерроризма.
  Средний класс и терроризм/ От индустриальной к постиндустриальной модели безопасности/ Философско-этический аспект проблемы ОПТ/ О месте России в борьбе с международным терроризмом/ Общественная безопасность в новейшее время/ Несостоявшаяся модель общественной безопасности (советско-афганская модель).
 3.2.Противодействие терроризму на национальном и локальном уровне
  Негативное отношение россиян к демократическому контролю в области национальной безопасности.
 3.3.Новые средства измерения ОПТ
  От двухмерного измерения к трехмерной оценке международного терроризма/ "Третье измерение" терроризма/ Многомерное измерение терроризма невозможно без поддержки населения.
Глава IV. Модели контртерроризма
 4.1.Национальные и региональные отличия моделей контртерроризма
  От международных стереотипов к местному восприятию терроризма/ Роль террористов-перерожденцев в переоценке терроризма обществом.
 4.2.Новые составляющие системы общественной безопасности в России
  Инсайдерский капитализм и властная вертикаль по модели советской резидентуры - база русской модели контртерроризма/ Современный контртерроризм опровергает Клаузевица.
 4.3.Пассивные средства предотвращения терроризма
Глава V. Доктрина социального контртерроризма
 5.1.Институализация связей силового сектора и гражданского населения в противодействии международному терроризму
  Социальная активность контртеррористического ополчения
 5.2.Об основах культуры контртерроризма.
  Новые методы обучения культуре контртерроризма/ О моделировании рисков террористической активности/ Контент-матрицы первого уровня. Классификационные признаки матрицы/ Контент-матрицы второго уровня. Классификационные признаки матрицы/ Информативно-символическое значение концепции социального контртерроризма / Финансирование "мягкого контртерроризма".
 5.3.Алгоритм реализации концепции социального контртерроризма
 Заключение
  Инновационные решения "узких" проблем общественного противодействия терроризму
 Приложения:
  О реструктуризации экономического базиса в условиях глобализации
  Библиография.
  Резолюции и предложения по мерам предотвращения терроризма силами общественности
  Финансирование общественного противодействия терроризму
  Обучение граждан противостоянию терроризму
  Хроника угроз радиологического терроризма
  Воинские искусства - часть культуры контртерроризма
 Об авторе
Table of contents

 Вступительное слово

В монографии рассматриваются различные аспекты общественного противодействия международному терроризму. В первой главе дается обзор оценок и концепций противодействия терроризму, перечисляются сложившиеся в социуме потребности в самостоятельном предотвращении терактов. Вторая глава посвящена математическим средствам и Интернет-мониторингу для анализа неструктурированных данных от населения в сфере безопасности. В третьей главе рассмотрены возможности коммерциализации исследований социального контртерроризма в интересах бизнеса, среднего класса и социума в целом. Четвертая и пятая главы рассматривают варианты моделирования и институализации "русского контртерроризма". Заключение резюмирует -- насколько органично "веб-упаковка" русской модели вписывается в стратегию глобальной антитеррористической борьбы XXI века. См. иллюстрацию ниже.

Террористы нового тысячелетия, используя средства глобальных коммуникаций, угрожают все же не столько людям и их собственности (в рамках прежней парадигмы ненависти бедных к богатым, истинно верующих к иноверцам и т.д.), сколько морально-этическим ценностям и доминирующему образу жизни "чуждого" для них социума.

На подобной "общенародной" почве созревает "пассионарность коллективного подвига", о которой писал еще Л.Н.Гумилев. Русский контртерроризм в этой связи предстает как своеобразный коллективный генетический код самообороны социума от насилия "не своих". А кто же "свои"? Ими становятся простые граждане, а точнее, пишет Анатолий Панарин, главный редактор "Исторической газеты", "остатние люди", как называли их, не дрогнувшие, не предавшие интересы России в то Смутное время, в начале XVII века, -- сумели вывести отечество из жесточайшего кризиса".

С другой стороны, "не свои" -- это нелюди, террористы-самоубийцы, у которых "поврежденные генетические системы самосохранения". То есть, ничего "за душой" у террористов нет, они-де "люди второго сорта".

Между тем, история свидетельствует о том, что и "люди второго сорта", аутсайдеры могут стать спасителями Отечества при неэффективном правлении элит. В Библии на этот счет говорится -- "и последние станут первыми". Поэтому пассивность и апатия населения в развернувшейся борьбе с международным терроризмом сегодня вполне сможет смениться взлетом активности пассионариев завтра. Если, конечно, их деятельность останется без внимания общества и силовых структур государства.

Познание и усвоение многих сторон социального контртерроризма потребует от населения максимального напряжения интеллектуальных сил при освоении современных технологий. Таким может стать путь скорейшей модернизации российского социума при отказе от традиций узаконенного насилия индустриального периода развития Отечества.

Новые вызовы безопасности России требуют новой постиндустриальной схемы отношений силового сектора и населения. Система общественная безопасность призвана играть в этой парадигме ведущую роль.


 Предисловие

На коротком историческом отрезке времени -- с 2005 по 2007 год -- угроза международного терроризма для России и мира стала еще очевиднее. Ниже приведено обращение Председателя Совета Федерации РФ С.М.Миронова к организаторам, участникам и гостям "Круглого стола" "Общественная безопасность: новые измерения и решения" (ноябрь 2005 г.). Эти слова приобретают еще большую актуальность накануне парламентских и президентских выборов 2007--2008 гг.

По мнению С.М.Миронова, "прежде во главу угла национальной безопасности ставилось благополучие государства в мировой политике -- в мировых войнах, холодной войне, мировых экономических блокадах и т.д. Сегодня целью безопасности всей страны является безопасность жизни каждого гражданина России.

Но и от каждого гражданина требуется понимание своей социальной ответственности за борьбу государства с терроризмом -- этой новой и опасной угрозой XXI века не только России, но и всему человечеству.

Общественная безопасность теперь уже основывается на способности граждан заранее "просчитывать" намерения террористов и их сторонников. Компьютеры, мобильные телефоны, то есть Интернет-технологии в целом, позволяют населению быстро и эффективно предупреждать власти о малейших угрозах терроризма. Математическая обработка таких обширных баз данных теперь возможна с помощью компьютерных программ в течение минут, а не дней или недель".

И далее С.М.Миронов отмечал, что "обсуждение готовности российской общественности предотвращать терроризм XXI века невоенными средствами... также послужит повышению культуры профилактики терроризма. Открытый и конструктивный характер обсуждений проблем готовности широкой общественности предотвращать терроризм неизбежно загоняет террористов в "угол": растущая у преступников и их пособников мания "тотального преследования" заставляет их совершать вынужденные и не вынужденные ошибки. Тем самым облегчается задача избирательных превентивных ударов силового сектора по системному терроризму -- этому опасному для России социальному явлению. Противодействие терроризму требует качественно нового взаимодействия ученых, социальных работников, общественности и силового сектора".

Еще в 2003 году, выступая в Колумбийском университете (Нью-Йорк), Президент РФ В.В.Путин отметил: "Сегодня мир должен задуматься о природе терроризма, о его корнях. Нельзя закрывать глаза на то, что взрывы и покушения -- это лишь "верхняя" часть столь опасного и разрушительного явления. Ведь в основе идеологии и практики терроризма лежит стремление к переделу мира, отрицание ценности человеческой жизни -- и чужой, и своей. И когда я сказал, что в основе терроризма лежит стремление к переделу мира, я не преувеличил. Именно это -- в основе терроризма. Именно к этому они стремятся, как ни кажется это странным. Какие-то террористы, допустим, уничтожили две, три тысячи человек -- катастрофа ужасная, но могут ли они претендовать на передел мира? Они считают, что могут. И главное их оружие -- это даже не террористические акты. Это попытка проникнуть в сознание людей, отравить сознание людей идеями, ничего общего не имеющими с гуманизмом. Они насаждают страх и ненависть, попирают права и свободы, демократические устои общества. Между тем, и ваш, и наш опыт показывает, что силовые методы в борьбе с терроризмом -- далеко не единственные, и они не всегда эффективны. Мы считаем, что кроме антитеррористических операций, необходимо развернуть широкий интеллектуальный фронт борьбы с террором".

Данные высказывания руководителей российского государства вдохновили автора на подготовку и издание этой книги, где содержатся новые методы "подсчета" замыслов террористов для их предотвращения сугубо интеллектуальными невоенными средствами.

Актуальность и новизна

В центре внимания автора -- концептуальное обоснование опоры государства и его силового сектора на собственное гражданское население в борьбе с местным (domestic) и международным (global) терроризмом.

Впервые автором введен термин "социальный контртерроризм". По содержанию он аналогичен понятиям "общественная безопасность" или Public Security, Homeland Security и Domestic Counter-Terrorism.

Автор условно делит участников общественного противодействия терроризму (ОПТ) на три группы -- глобалистов, националистов и собственно "социальных контртеррористов".

Первые делают акцент в выявлении корней терроризма при гегемонистских притязаниях самых разнообразных сил -- сторонников всемирного исламского халифата, однополярного (во главе с США) мирового устройства и т.п.

Вторая группа из числа "национал-контртеррористов" видит именно во внешних силах и факторах источники террористических угроз. На деле это способ упрочения амбиций политической оппозиции, ликвидации конкурентов в бизнесе и т.п.

И третья группа реализует вместе с властью заказ социума на применение в борьбе с терроризмом невоенных средств и методов.

Автор утверждает, что влияние всех трех групп на власть и социум теперь измеряется и прогнозируется с математической точностью. Выводы книги касаются не столько обеспечения безопасности единичных представителей власти или отдельных кластеров (ячеек) силового сектора, сколько перспектив институциализации системы безопасности для миллионов людей. Иначе социум продолжит создавать "серые зоны".

Основная угроза терроризма населению исходит, прежде всего, из "серых зон", а не "из-за границы", как утверждают консервативно настроенные представители силового сектора. Именно они -- эти неизлечимые жертвы холодной войны -- все еще субъективно воздействуют на властные структуры. Поэтому власть ищет терроризм "за бугром", а не у себя под носом. При этом публично игнорируются социально-экономические корни терроризма, архаичные морально-этические нормы социума и т.п.

Между тем в целях профилактики терроризма силовые структуры "в рабочем порядке" все же изучают районы и зоны накопления и воспроизводства социального, этнического, религиозного и т.п. недовольства населения, называя их террогенными. По этим зонам третья группа "социальных контртеррористов" и предлагает наносить превентивные удары, но не военными, как при Советской власти 1920--30-хх гг. или в годы холодной войны и период после нее (вплоть до начала 2000-х гг.), а сугубо публичными, то есть открытыми и информационно прозрачными социальными и образовательными средствами. Но эти меры далеки от поговорки "Мы их газетами, они нас -- кастетами" из-за приобщения граждан к освоению воинских искусств и т.п. средствам самообороны.

При использовании всех трех моделей противодействия терроризму возникает вопрос о доказательной (и законодательной) базе превентивных мер государства. Поэтому трудно переоценить важность "активного" и "пассивного" социального контртерроризма, когда населению предоставляется узаконенная властью возможность участия в сборе и отборе необходимых доказательств террористической активности с помощью информационно-аналитических средств и математических методов.

Впервые в книге ставится проблема формирования общероссийской инфраструктуры общественной безопасности с выделением в ней модели русского контртерроризма. Она, безусловно, имеет отличия от аналогичных моделей за рубежом, что, впрочем, должно не мешать, а, наоборот, дополнять совместные усилия международного сообщества в противодействии международному терроризму.

Новая общенациональная функция гражданского населения предполагает установление горизонтальных информационных систем, аккумулирующих обоснованные или пусть даже необоснованные подозрения простых граждан относительно готовящихся террористических актов. Постоянно обновляющиеся базы данных от граждан обрабатываются с помощью компьютерных и иных Интернет-технологий по алгоритмам, разработанным специалистами в области математического моделирования.

Имитационные методы моделирования давно завоевали свое место в практической деятельности силовых структур в ряде стран мира. Данные методы все шире используются в космической, атомной, биологической и др. отраслях знаний. В уплотненном информационном поле такие методы позволяют выделять, буквально, три песчинки в пустыне Сахаре, предупреждать о цунами и т.п.

Другой вопрос, что рекомендации ученых и сигналы сотен тысяч их добровольных помощников -- именно за их счет и создается плотность информационного поля -- не доходят вовремя до властных структур или, точнее сказать, до сознания принимающих решения людей и партий.

Теперь же при растущей угрозе международного терроризма между властью и населением в деле предупреждения терактов складываются более доверительные, чем прежде отношения. Следовательно, есть надежда на плодотворные пересечения вертикали власти с горизонтальными информационными системами, о чем шла речь выше.

Например, применение программных и визуализированных продуктов из серии типа i2, Verint и других позволило британским властям в кратчайшие сроки "вычислить" виновных в организации взрывов в Лондоне 7 и 21 июля 2005 г. Кроме этих инноваций в борьбе с терроризмом, можно назвать многие другие, что выходит за рамки данной книги.

Несмотря на различные подходы к решению проблемы терроризма и даже успехи в отдельных странах, американские эксперты, например, подсчитали, что к 2010 году только в США приблизительно на треть возрастет потребность в профессионально подготовленных кадрах, занятых предотвращением терроризма новейшими средствами. Этого явно недостаточно для предупреждения терроризма. Остается одно -- подключение общественности и бизнеса к решению этой важной проблемы уже до 2010--2012 гг.

Буквально на глазах -- с 1999 года, в постиндустриальных странах мира, создается и бурно развивается "цифровая экономика" для обеспечения "превентивной безопасности" сначала государственных учреждений, потом корпоративного бизнеса и лишь затем гражданского населения. За 2005--2007 гг. в России, Украине и других странах СНГ также появились частные охранные и коммерческие структуры, отвечающие за безопасность бизнеса и личности. Но зачастую они обходятся без "цифровых" продуктов и услуг, работают по старому.

Мировой опыт борьбы с терроризмом свидетельствует -- гарантии безопасности предпринимательству дает только объединение усилий государственных и негосударственных структур безопасности. Теперь к этому союзу добавляется негосударственная индустрия безопасности, создаваемая на базе цифровых и иных современных технологий.

В перспективе принятое российской Общественной Палатой, одобренное Федеральным Собранием и поддержанное Президентом России предложение автора об узаконивании системы общественного противодействия терроризму в рамках закона "О противодействии терроризму" обеспечивает безопасное проведение выборных кампаний 2007--2008 гг. и нынешнюю динамичную модернизацию российского социума.

Порядок изложения проблем жестко подчинен логике их постановки и решения. В целом, изложение идет от простого к сложному, а точнее -- от привычного к непривычному, инновационному для читателя.

Эта книга написана с расчетом на то, что при желании читатель сможет знакомиться с ее главами (после прочтения Введения и первой главы) в произвольном порядке. Там, где для усвоения материала необходимо знание сказанного в предшествующих главах и разделах, сделаны соответствующие отсылки.

Подробное оглавление и предметные приложения помогут ориентироваться в содержании монографической работы.

В монографии использованы и новые термины и определения из "Энциклопедического словаря о терроризме, террологии и антитеррористической деятельности" (М., 2007), подготовленного к печати под редакцией В.П.Журавля и В.Г.Шевченко. В этом 3-м дополненном издании на данную тему коллектив российских ученых, и автор в их числе, впервые ставят проблему укрепления взаимодействия силового сектора и граждан в сфере общественной безопасности. Для России, как и многих других стран постиндустриального мира, созрела необходимость институализации организованного снизу общегражданского противодействия терроризму.

В этой связи автор вводит новую терминологию и надеется, что современные понятия облегчат, а не затруднят осмысление "русской модели" общественного противодействия терроризму (об этом подробнее см. Главу IV).

Разумеется, работа над этой книгой, являющейся еще и учебно-методическим пособием, требует от читателя определенного уровня общей культуры, компьютерных навыков и математических знаний. Это норма жизни человека постиндустриальной эры.

Автор исходит из гипотезы, что абсолютно некультурные и незнакомые с компьютером люди студентами, руководителями предприятий, образцовыми военнослужащими, менеджерами или директорами фирм не становятся. Казалось бы, им знать о международном терроризме и террологии не интересно, да и незачем. Но тогда они становятся объектами терактов, а не субъектами контртеррористической активности.

Книга написана просто. Для понимания основного текста вполне достаточно иметь школьное образование, а что неясно в математических и социологических терминах, то для этого есть веб-сайты и электронные адреса автора, его российских и зарубежных коллег.

Естественно, уровень понимания книги в целом и отдельных ее частей может зависеть от жизненного опыта, знаний и интересов читателей. Поэтому отзывы о книги весьма важны для дальнейшей разработки террологии, этого нового направления науки, находящейся на стыке нескольких дисциплин.

Автор выражает глубокую благодарность Ректору РГСУ академику Жукову В.И. и Проректору по науке профессору Осадчей Г.И. за поддержку мероприятий Общенационального неправительственного центра по предотвращению терроризма (Центра контртерроризма) в работе с представителями региональных филиалов РГСУ.

Но более всего автор признателен сотрудникам кафедры прикладной математики этого университета -- профессору Дмитриеву М.Г., Петрову А.П., другим преподавателям и студентам за дискуссии, в ходе которых корректировались некоторые положения и доказательства этой книги.

Принципиальные положения данной работы о взаимодействии общественности и силового сектора неоднократно обсуждались на экспертных встречах по борьбе с терроризмом и Круглых столах с участием российских общественных организаций в международной общественной организации "Федерация Мира и Согласия" (ФМС).

Автор благодарен Председателю ФМС В.И.Камышанову и руководителю проекта "Гражданское общество и права человека" Е.Ю.Суворовой (Кривошеиной) за благожелательное содействие в организации выступлений автора и публикацию ряда положений данной работы в научно-информационном журнале "Мир и Согласие" в 2005--2007 гг., а также на веб-сайте -- www.ifpc.ru

Москва, апрель 2007 года


 Введение. Общественное противодействие терроризму как форма развития гражданского общества

В противовес традиционной ставке на военную мощь силового сектора выявляется нарастающее воздействие общественного противодействия террору. Именно в таких формах заявляет о себе новая парадигма безопасности.

Общественная безопасность теперь все больше основывается на способности самих граждан заранее "просчитывать" намерения террористов и их сторонников. Компьютеры, мобильные телефоны теперь позволяют гражданам быстро, эффективно и добровольно предупреждать власти о малейших угрозах терроризма.

При этом математическая обработка обширных неструктурированных баз данных производится компьютерными программами в течение минут, а не дней или недель.

Настоящая книга ставит своей целью -- показать, как усилиями российских ученых можно сделать более конструктивной и предметной готовность российской общественности предотвращать терроризм XXI века интеллектуальными невоенными средствами. Ее содержание призвано научить учащихся, студентов, военнослужащих, менеджеров и социальных работников методикам "культуры контртерроризма".

Распространение книги в России, странах СНГ и НАТО послужит повышению эффективности профилактики терроризма.

Терроризм как социальное явление существует давно. Генерал армии Куликов А.С., заместитель Председателя Комитета по безопасности Государственной Думы РФ справедливо заметил, что "еще за сорок лет до нашей эры отец Александра Македонского был убит в результате теракта. Но никогда прежде терроризм не принимал такого масштабного и комплексного характера... Сближение позиций государств и выработка единых подходов к борьбе с актуальным вызовом цивилизации, анализ российского и европейского опыта противодействия терроризму -- предмет исследования III-го Международного Форума".

Правда, американский опыт, о котором не сказал генерал армии, также весьма полезен для России, уже "не христорадствующей", а вставшей на крепкие финансовые "ноги" и накопившей опыт обращения с террористами в Чечне.

Россия готова поделиться опытом контртерроризма с объединенной Европой и Америкой на равных. Зарубежный опыт, в свою очередь, также весьма интересен российскому силовому сектору и населению, в особенности при использовании инноваций "мягкого контртерроризма". Этот термин -- игра слов: "мягкий" или "soft" по-английски означает еще и программный компьютерный продукт.

В 2005--2007 гг., обозначились новые тенденции в стратегии противостояния терроризму во многих странах мира. Так, накануне терактов 7 июля 2005 г. в Лондоне спецслужбы стран "Большой Восьмерки", чьи лидеры собрались на саммите в Шотландии и, прежде всего спецслужбы Великобритании, "не получили никаких, пусть даже фрагментарных упреждающих сигналов о готовящемся преступлении. А это еще раз подтверждает выводы некоторых российских специалистов по террору, что спецслужбы ведущих стран сообща не сумели решить главную задачу -- обеспечить агентурное проникновение в те структуры терроризма, где планируются и практически готовятся такие масштабные акции"

Следовательно, стратегия предотвращения терроризма в отдельных странах и мире в целом все больше становится "делом жизни" самой общественности, а не только силовых структур.

Многих ученым и ответственным политикам давно стало ясно -- нужна инфраструктура общественной безопасности для активизации сил, средства и интеллектуальных усилий гражданского общества. Но не ясно, какой должна стать система общественного противодействия терроризму? Как ее создавать?

Ответы на данные вопросы автор предлагает искать в плоскости концепции контртерроризма. Предлагается целая система мер противодействия современному терроризму. Ее создание уже происходит и в России, и в ряде стран НАТО. А усилия по вовлечению общественности в соответствующие программы требуют от власти принципиальной поддержки нового социального института. Он предназначен для самоподготовки населения к "мягкому" или социальному контртерроризму.

Прежде всего, речь идет об обучении граждан (или содействии этому через неправительственные организации и фонды) использованию современных информационно-коммуникационных технологий, включающих в себя и Интернет-мониторинг, и методы математического моделирования.

В работе с населением важную роль призвана играть государственная поддержка разработок соответствующего компьютерного программного обеспечения для выявления ранних признаков террористической активности именно самим населением, заинтересованного в донесении своих баз данных до силового сектора. Это далеко отстоит от пресловутого "доносительства" доиндустриальной и индустриальной эры, поскольку такие компьютеризированные данные очищаются от идеологических и политических пристрастий с помощью математической фильтрации. Как говорится, "ничего личного".

До последнего времени в ряде стран, в том числе и в России, сторонники "административного ресурса" и сугубо силовых методов борьбы с терроризмом не приветствовали даже постановку такого вопроса. Теперь приветствуют.

Например, участники III Международного Форума "Мировое сообщество против глобализации преступности и терроризма" отметили в своей Заключительной Резолюции: "Мы работаем и будем продолжать работать, чтобы наше единое "НЕТ" терроризму стало не только словом, но и делом. Мы призываем всех, кому не небезразлично будущее своего государства, своих детей и внуков, присоединиться к нашему заявлению".

Итак, в борьбе с международным терроризмом наметился отход лидеров многих стран мира от защиты национальных интересов исключительно силой оружия. События последних лет демонстрируют неспособность современных армий и полиции к заблаговременному противостоянию угрозам современного терроризма.

Не удивительно, что правящие круги многих стран мира и России, в частности, задумываются о всемерной мобилизации населения на борьбу с терроризмом. Подобные меры не предполагают ухудшение социально-экономических условий населения, на что рассчитывают поборники "железной руки" в управлении социумом.

В контексте социальной напряженности, вооруженных, этнических и религиозных конфликтах "агенты террора" видят источники собственного существования и развития.

Российские ученые полагают, что процесс накопления сил и средств международного терроризма теперь происходит в "серых зонах", то есть регионах с ослабленным контролем властных и силовых структур той или иной страны. В годы холодной войны поиском таких зон занимались государственные мужи обеих конфликтовавших сторон. Теперь за такую деятельность лидеров их государства объявляются "странами-изгоями", против них вводятся международные санкции.

Важно отметить, что в отличие от времен холодной войны, ряд руководителей стран антитеррористической коалиции декларируют в качестве высшего приоритета своей демократической системы защиту человеческой жизни.

Именно на такой морально-этической платформе, не совместимой с эгоизмом политических партий и человеконенавистническими идеологиями, власти и обращаются к населению с предложением оказать силовому сектору (армии, полиции, спецслужбам и т.п.) помощь в предотвращении терактов на возможно ранней стадии.

Защита человеческих жизней от террористов, охрана покоя и благополучия каждой отдельной семьи, а не только элит, становится приоритетом социальной политики и национальной обороны.

Новая парадигма безопасности

Обычно в работах российских ученых тематика участия граждан и их объединений в мерах государства по укреплению безопасности предстает в формате устойчивой парадигмы отношений власти и общества, где за два столетия после войны 1812 года с некоторыми модификациями преобладала силовая составляющая легитимной власти.

Устойчивость старой парадигмы безопасности объясняется тем, что в эпоху индустриального и начала постиндустриального этапа развития человечества сильное государство, как правило, вытесняло из реальной политической практики и "белой экономики" самодеятельные организации граждан. И, наоборот, "теневые", неформальные связи государства и граждан все же преобладали перед "законом и порядком" в периоды войн, оккупаций, освободительных движений, реформ и т.п.

Так получалось в истории, что "вторичное общество" -- вытесняемые из основного производственного потока или ведущих политических тенденций социальные слои -- приходило на помощь национальному государству в угрожаемые для него периоды.

Россия знает такие примеры активизации именно "вторичного общества" -- городской и посадской "черни" в годы борьбы с польскими захватчиками XVII столетия, "штрафбатов" в войне с гитлеровской Германией, а в десятилетие "дикой приватизации" государственной собственности свою роль в установлении рыночных отношений сыграли полукриминальные объединения "афганцев" и другого "люмпен-милитариата" бывшего СССР. Но, так или иначе, а процесс модернизации России "пошел" невоенными средствами из "вторичного общества", хотя и с большими социальными издержками.

В монографии рассмотрены три основных подхода российских ученых к решению проблемы предотвращения терроризма невоенными методами. Именно такими "мягкими" методами возможно осуществление реформ в социальной сфере, поощрение взаимодействия населения и власти в сфере общественной безопасности.

Первый подход соответствует официально принятой в стране монетарной, социальной, фискальной и т.д. политике. Он определяет общепринятые концепции борьбы с терроризмом, их финансирование и организационное укрепление. Второй подход рассматривает особенности "вторичного общества" или "реальную политику" в социальной, экономической и т.п. жизни социума. Не случайно появляются теории и концепции "теневой экономики", "двойных стандартов" в политике и т.п. И, наконец, но не в последнюю по значению очередь, третий подход предназначается для стратегического планирования или моделирования противодействия терроризму. Это -- своего рода "идеальная модель" взаимоотношений общества и власти с ее собственным силовым сектором в интересах сокращения влияния "серых зон", питающих международный терроризм.

Модель "невозможного взаимодействия"

Некоторые ученые в России и за рубежом рассматривают варианты "невозможного взаимодействия" социума и властей в борьбе с терроризмом. Они находят вполне убедительные аргументы против такого взаимодействия и приходят к выводу о том, что в войне с международным терроризмом "коней на переправе не меняют", то есть, отстаивают традиционное право силового сектора на насилие против террористов и ограничение гражданских свобод их сторонников.

Подобные походы ученых не позволяют правительствам в течение долгого времени и в условиях открытой рыночной экономики:

1) долгое время поддерживать фиксированные расходы на предотвращение терроризма; 2) проводить автономную политику борьбы с "домашним терроризмом" (в СМИ постоянно критикуется "неэффективность" работы силового сектора); 3) "вымывать" нерегулируемыми финансовыми потоками деньги из "теневой экономики" при государственных амнистиях "беглому" капиталу.

Появились за последние годы и другие работы российских и зарубежных ученых об активном участии граждан в мероприятиях их правительств по предотвращению угроз со стороны международного и отечественного терроризма. Но они составляют лишь другой полюс модели "невозможного взаимодействия", поскольку страдают от переизбытка теории. Особенно это касается множества определений, что такое терроризм и как с ним "теоретически" бороться. Все это -- следствие нехватки эмпирических данных о самодеятельности граждан и их объединений в сфере безопасности (подробнее о смене парадигм безопасности см. Главу I и Приложение 1).

Автор предлагает дополнить проверенный в прошлом веке и понятный многим исследователям "старый добрый" компаративистский подход малоизвестными в России и мире методами Интернет-мониторинга и математического анализа (см. Главу II).

Последние методы легли в основу аналитических схем и матриц-клише для практической разработки исследований и даже законотворчества в области общественного противодействия терроризму (ОПТ) -- см. Главу III. Автор считает, что такие формы общественной инициативы будут благоприятствовать развитию гражданского общества и укреплению безопасности России. Далее в Главе IV рассмотрена "русская модель" контртерроризма, а в Главе V, Заключении и ряде Приложений подробно и в доступной форме излагается проект доктрины социального контртерроризма.

Приведенные в книге данные пилотных проектов предназначаются для законодателей и экспертного сообщества в целях содействия институализации связей силового сектора и гражданского населения в борьбе с международным терроризмом.

Задачей монографии является создание неких основ культуры контртерроризма. О ней населению России пока еще мало известно.

Для самостоятельных выводов читателю предлагаются обширные экскурсы в историю и хронологию терроризма и антитерроризма, даются ссылки на труды российских и зарубежных исследователей, справочные материалы и таблицы об изменчивой природе международного терроризма, а главное -- предлагаются новые математические методы измерения контртеррористической активности населения.


 Об авторе

Владимир Владимирович ЛУКОВ

Генеральный директор Общенационального неправительственного центра по предотвращению терроризма (Центра контртерроризма), ведущий научный сотрудник Российского государственного социального университета, член-корреспондент Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка Российской Федерации.

 
© URSS 2016.

Информация о Продавце